Хельга Блэк

Подборка стихов Хельги Блэк

Решено
Последний раунд
Осень меня полюбила одну
Вам
Клавиши белые, чёрные
Мы всё ещё дышим
Когда последний с веток лист сорвётся
Русская зима
Я так скучаю
Мне очень глухо
Я не верю словам


Решено

Я сегодня проснулась раньше города,
Небо кончало белыми звездами,
Пачкая дома, застывшие от холода,
Хлестая стёкла оконные розгами…

Решено! Не хочу земное —
Это жалко-трусливое тело,
Я оставлю его в покое,
Чтобы от пустоты онемело!
Буду лучше любить воздушное,
Ведь гипербола больно не сделает.
Пусть когда-нибудь замки рушатся,
Я забуду — я сильно-смелая.
Буду жить, как книга на полке,
В ожидании долгом читателя,
Чтоб отдаться в руки с толком —
И собой не унизить издателя.
Чтоб страницы с мясом не вырвали,
И на чувства чернил не лили,
А потом бы на полку пыльную
Положили, но суть не забыли.


Последний раунд

Последний раунд — силы на исходе
Свет тускнеет как в подземном переходе
Двигаюсь медленно — тянет вниз
Похоже мне не получить долгожданный приз (с) Next Round

Мотивируй меня, мотивируй!
Только будь в моей жизни, будь!
Презирай, ненавидь, игнорируй,
Только имя моё не забудь…

Я не верю, что всё, я не верю —
Никому я тебя не отдам!
И у клуба служебные двери
Я сломаю ногой пополам.

И не сдамся — я выдержу раунд.
Хук, раундхауз, лоу-кик, апперкот…
А пока на столе Эзра Паунд
Да в коленях свернувшийся кот.

Провоцируй меня, провоцируй!
Я – твой бык, ты – мой тореадор.
Лишь прошу, ты меня не третируй,
В наши годы третировать – вздор.

Не молчи, не давай мне фору,
Примени запрещённый бэкфист!
Ты лидируешь – тут нет спору,
Судьи кто? Подавайте свист…


Осень меня полюбила одну

Серый и душный робот-автобус.
Случайный, нежданный никем поцелуй,
Вместе с автобусом вертится глобус,
Люди – объедки, ты мною пируй.
Выйдя из двери смотри не назад,
И не касайся больше губами
Меня. Открываю я черный парад.
Вымой и вымети слезы словами.
Мутные стекла – твое отражение,
Сон оторвался от тоненькой ветки,
Пал на асфальт и разлил пробуждение,
Выломал прутья обугленной клетки.
Дай заразиться твоею болезнью,
Вытяни пестрые нити дождя!
Рви мое сердце на сотни созвездий —
Больше тебе не спою «Я – Твоя».
Я и ничья — одинокая капля,
Лежа стенаю в грязи и листах,
Волосы, некогда русые – пакля,
И не блестят изумруды в глазах.
Съешь эти листья, выпей все лужи,
Сорви с неба звезды, наплюй на луну —
Осени нашей ты больше не нужен!
Осень меня полюбила одну.


Вам

Я буду льстить своим мыслям,
Медленно вешаясь по ветру,
Оды царапая листьям,
Себя напивая доверху.
Вы оттого неудачные,
Мягкие, ватно-пурпурные,
Что на полу не плачете,
Жалеете ткани ажурные!
Вам бы под ноги стёкла,
Язык бы пробить гвоздями,
Смотреть, как бездушье блёклое
Топорщится в илистой яме!
Для вас ли деревья колышутся?
Встречают рассветы птицы?
Для вас даже рифмы не пишутся,
В тюрьму, красоты убийцы!
Смертная, нет — пожизненно!
Умрёте в мученьях и горести,
Так мало во многом, так низменно
Сгорает душа вместе с хворостом…

Хельга Князева

Хельга Блэк

 


Клавиши белые, чёрные

Ах вы клавиши белые, черные —
Музыкальные неприрученные!
Вы послушными лягте под пальцами,
Как канва, пригвождённая пяльцами.
То ли марш зазвучит, то прелюдия
Звуком сложенного оружия —
Дребезжит под большими октавами…
Одновременно левыми-правыми.
Ах вы клавиши белые, черные —
С нотным станом навек обручённые,
Подчините мне ключ скрипичный,
От басового столь отличный.
Слейтесь звучно с моими пальчиками,
Словно девочка в хоре с мальчиками,
Разделите ключи в полушариях –
Как поделены партии в ариях.
То ли вальс зазвучит, то соната
В память павшего в битве солдата —
Дребезжит под малыми октавами
Одновременно левыми, правыми.
Ах вы клавиши белые, черные —
На игру в до-мажор обреченные,
Изнуренные томными гаммами
И этюдами Черни программными.
Не расстраивайтесь, не стучите,
Чисто, звонко и ровно звучите!
То ноктюрн зазвучит, то симфония
В пышных залах родной филармонии —
Дребезжит под большими и малыми,
Одновременно левыми, правыми.
Ах вы клавиши белые, черные,
Неумелой игрой огорченные,
Дайте сил продолжать и дальше:
Без труда, лживых нот и фальши.
Слышу сердце стучит молоточками
В унисон с менуэта строчками.
То концерт зазвучит, то фантазия,
Вдохновленные разнообразием
Дребезжат под руками октавами –
Асинхронно – левыми, правыми.


Мы всё ещё дышим

Посмотри в наши юные лица
Ощути жар горящих сердец!
Мы едины — мы сможем добиться
Чтоб у сына был рядом отец,
Чтобы матери наши не старились,
Чтоб у ржавых чугунных оград
Старики слёз не лили и справились
С грузом лет и печалью утрат!
Мы надеемся, мы ещё дышим!
Это значит, что помощи ждать
Вам не долго осталось — мы слышим!
Нас не надо в церквях вопрошать.
Пусть не ангелы, но окрылённые
Духом предков и жаждой свобод.
Наши крылья, войной опалённые,
Не помеха для новых высот!
Вся земля и вода — наша Родина!
Нет границ и делений на страны,
Государства все — Свифта пародия,
Управляют народом тираны.
Обещаньями воздух колышется,
А на деле — всё нет перемен.
Арестуют за всё, что напишется,
Всюду уши — за каждой из стен.
Не сдавайся, а если и падаешь,
То вставай, если нет — то ползи!
Не ведись на их яркие вкладыши,
Через год они будут в грязи.
Загляни в наши светлые души,
Протяни руку помощи нам!
Мы хотим, чтобы было как лучше,
Мы не верим их лживым словам.


Когда последний с веток лист сорвётся

Когда последний с веток лист сорвётся,
И серым небо затянется ковром,
Печально осень спиною повернётся,
Не попрощается — покинет дом.
Где наше солнце, что палит сердца и лица?
Куда исчезло вдохновенье октября?
Зима, накинув белый плащ, морозит, злится.
Кидает с неба снег в преддверье декабря.
Не уходи! Останься на мгновенье,
Пора надежд и брошенных сердец,
И пусть в разлуке есть высокое значенье,
Нагрянет падшей, принеся с собой конец.
Конец всему, что так тепло и близко:
Багряным зорям и лазурным небесам,
Свинцовым улицам, теснящимся так низко,
Что не увидеть их в очках твоим богам.
Не уходи, не все ведь песни спеты,
Не все слова на ветер изрекли.
Стоят деревья до гола раздеты,
Часы одежд богатых истекли…

Когда с картонного серого неба
Бросится первый пушистый комок,
Когда потребуют зрелищ и хлеба
Толпы тех, кто всегда одинок,
Наступят долгие месяцы холода,
Скитаний время мятежной души,
Страданий лиц, что уже не так молоды,
Уставших ждать и томиться в глуши.
Мы будем вместе бороться с печалями!
Мы соберёмся в лесу у костра,
Друг к другу тесно прижавшись плечами,
Ты мне — как брат, ты — что мать, ты — сестра.
И пусть вокруг расстилаются снежные
Пласты замёрзшей холодной воды,
Мы будем греть наше самое нежное
Ты словно я, ну, а я мне — как ты.

Хельга Князева


Русская зима

Меж столбами проводов растянули сети,
Хлещет ледяной тиран по ланитам плетью,
Под ногами спит каток и под шубой снежной
Ловит в дреме на силок ходоков мятежных.
Это русская зима — снега по колено,
Растопи пожарче печь, расколи полено.
Забери ведро с двора, ставь поближе к печке —
Будет талая вода — глянь-ка на крылечко!
Намело по самый сруб — надо делать тропы,
Внучка, выключи ютуб — да закутай стопы.
Надевай тулуп, ушанку, сапоги — бери черпак,
А за дедовой лопатой я полезу на чердак.
Вот и печка затрещала — буду делать пироги,
Что стоишь там одичало? Лучше с тестом помоги!
Скоро баня подоспеет — надо ставить самовар,
Чтобы в дедовы суставы проникал целебный пар.
Кто там хрумкает по снегу — глянь в окошко — аль сосед?
Чую тащится с рыбалки напроситься на обед.
Где метелка? Нанесла ты снега кучу со двора,
Стой на месте, повернись-ка, отцепись же от ведра!
Слышишь — ветер ставни ломит? Завывает ураган,
Как волчок голодный стонет — надвигается буран.
Закрывай ворота в сени, деда только запусти,
Не забудь его метлою у порога обмести.
Натянулись меж столбами паутиной провода,
У камина зарябила гладью талая вода.
В самоваре настоялся травяной душистый сбор,
К теплой печке прислонились кочерга, совок, топор.
Все готово для обеда — с пылу с жару пирожки,
Добродушная беседа, на полотнах гладь-стежки.
Вьюга воет — зверь тоскует, осовелая луна
В тучах щель найдя вслепую озарила два окна.
Молодежь, не расслабляйся, в печке угли вороши —
После в баню направляйся — отхлестаю от души.
С дедом спорить бесполезно — раз сказал — беги в парную,
У него подход железный — я при нем не озорую.


Я так скучаю

Привет из Нижнего! Здесь так красиво…
Шоссе просторные, златые купола.
Стучит кровавое без устали ретиво!
Куда решать ему любовные дела?

Я так скучаю, сидя на перроне.
Бегут минуты — всё экспресса нет.
Уже который раз в пустом вагоне
Я собираю мелочь на ж/д билет.

Я так скучаю, что нет сил забыться,
Нет мочи думать, смысла нет в мечтах.
От солнца яркого мне некуда укрыться:
Лежу на лавке и витаю в облаках.

Мне так тепло, что слов твоих не надо
(Хоть и дышать боюсь, когда звонишь)
Я как щенок хозяину — так рада,
Когда под вечер в трубке слышится: «Не спишь?»

Я так люблю тебя, что насыщаюсь ветром,
Мне по колено море, горы по плечу,
Любуюсь тела твоего я каждым сантиметром,
На крыльях счастья повидать тебя лечу.


Мне очень глухо

Осень смычком заунывно тянула
Стоны на струнах скрипки души,
Резала чувства, в мыслях тонула,
Память ничтожила в стенах тиши.
Думай — не думай, пиши — не пиши!
Осень пришла — обесточила тело,
Взгляд погасила, наспех одела,
В пальцах оставила карандаши:
Чёрный и серый — оттенки страдания,
Безнастроений унылые дни.
Мне апатично, пропали желания,
Вместо деревьев гармонии пни…
Слово исписано, рифмы не вяжутся,
Боль перетерплена, крик онемел,
Лица прохожих гримасами кажутся.
Груз незаконченных мелочных дел
Давит на плечи, к земле прижимая,
Душит нещадно, любя обнимая.
Хочется что-то, а что – не понятно,
Мне очень глухо, темно и невнятно.


Я не верю словам

Я стоял в центре мутного зала,
Пожирая слова поэта*,
Который, как нищий с вокзала,
Держал микрофон пистолета.
Его мысли стреляли в стадо,
Попадая точно в сердца!
Непонятные многим как надо,
Возвращались обратно в отца…
Я стоял, словно умалишённый.
Был не в силах сдвинуться с места,
А поэт, полу-опустошенный,
Был бледнее трупа невесты.
Ломались, дрожали рифмы,
Голосом рвались струны,
Сознание село на рифы,
Стихи превращались в руны.
Я молча брал себя в руки,
Которые хотелось резать
За неимением слов передать все муки
И умыть эту грязную мерзость…
Толпе было нужно зрелище!!!
Поэту — всего лишь доза!
У сцены терлась целище,
Меняя продажные позы!

*прим. Поэт – Лёха Никонов

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

19 − 13 =