Полина Исландия

Поэт с холодной фамилией и горячей душой

«Я не поэт, просто записываю мысли в рифму» — говорит он. Выходит на сцену и читает стихи. Он не любит своей фамилии. Он просто человек со странным псевдонимом — Полина Исландия.

— Расскажи, как ты начал писать? Что стало поводом к первому стихотворению? 

— Очень просто начал, на самом деле. Было мне 14, и увлёкся я как-то хип-хоп культурой. Мой хороший друг тогда стихи писал уже вовсю, любовную лирику в основном. Предложил мне организовать такой небольшой рэп-коллектив. Сперва нас было трое, и Стас писал для всех тексты, а позже осталось двое, и тогда он предложил мне самому попробовать писать. Первые блины были, конечно, теми ещё комами! Какой там — комьями! Но позже уже постепенно начал формироваться какой-то свой слог, и некоторые тексты стали стихами.

— Можешь обозначить круг тем?

— Что касается тематики или, так скажем, направления в своих стихах, то я не придерживаюсь каких-то конкретных или определённых тем. Стихи для меня — это, преимущественно, эмоции, нервно вышагивающие под флагом рифмы, моё мнение или размышление. Чаще — какие-то глубокие, сокровенные мысли, которые не выходят из меня должным образом. Что меня тревожит, влечёт, беспокоит и волнует здесь. Настроение в них почти всегда меланхоличное и тяжёлое.

Polina Isl

— Знают ли твои коллеги по работе, друзья и родственники о том, что ты пишешь стихи? Как относятся к твоему творчеству?

— Те, кому это действительно интересно, знают. Иногда спрашивают, интересуются, как обстоят дела на «творческом фронте» и где можно послушать чтения. Больше всего, конечно, поэзией интересуются те, кто сами в ней как-то «замешаны». Слишком тонкая тема. Так что среди знакомых, друзей и близких, больше всего это интересно друзьям-поэтам.

— Читал ли ты свои стихи на публике? Публиковался ли где-нибудь?

— Публиковаться довелось пока только на страницах литературной интернет-газеты, так же выкладываюсь на стихи.ру. Печатался всего пару раз, и то был студенческий проект, а это в прошлом. Я думаю о том, чтобы напечататься самиздатом или с друзьями выпустить сборник, в общем, своими силами. На публике читаю, особенно, если она есть.

— Мы знаем, что ты читал свои стихи на сцене Литкафе…

— Да, литературное кафе организовали мои друзья, хотя об этом я узнал через несколько месяцев.  Выступать со своими стихами (как и о Литературном кафе в городе) мечтал давно, ещё с детства, но как-то не было возможности. Теперь есть.

— Есть ли у тебя друзья среди поэтов и писателей? Как ты с ними познакомился?

— Есть! Дементьев, Лупанов, Сапогов, Куликов, Домео, Семенович. С поэтами познакомился довольно давно, и о том, что они тоже пишут стихи, узнал не сразу.

— Обсуждаете с ними стихи, спорите о чем-то?

— Периодически мы читаем друг другу что-то из своего, иногда спорим, но чаще о поэзии в целом, нежели о каких-то личных достоинствах или недостатках. Почти каждое новое стихотворение я кидаю им по сети или читаю при встрече, мне очень важно их мнение. Скорее, они и их мнение играют для меня определяющее значение.

— Что для тебя написание стихов? Муки творчества, приятное времяпрепровождение, работа?

— Иногда мне кажется, что стихами я сказал и говорю о своей жизни гораздо больше, чем в быту или на деле. Это и муки творчества. Неизбежно. Иногда ночами не могу спать за отсутствием необходимой для нового стихотворения силы ума. Напишу. Успокоюсь. А наутро понимаю, что это бред! Замкнутый круг. Такое времяпрепровождение, несомненно, приятно. Ведь большинство творческих людей — мазохисты. А вот работа? Нет. Никогда.

— Кого из поэтов и писателей можешь назвать любимыми?

— С ними всё банально. Это Владимир Владимирович Маяковский, Иосиф Александрович Бродский и Арсений Александрович Тарковский.

— Расскажи о постановке, сыгранной на день рождения Литературного кафе.

— Это была проба пера. Первый раз на публике показывали. Произведение Венедикта Ерофеева «Василий Розанов глазами эксцентрика». Собственно, пока только две первые главы. Остальное репетируется, и, должен признать, не очень активно. Зато весьма продуктивно, так как после долгих споров и рассуждений отказались от классических театральных приёмов. А задумали нечто из Ерофеева воплотить на черноте подвальных сцен мы достаточно давно. До этого хотели «Вальпургиеву ночь». И только недавно пришли к общему знаменателю: он предложил «Розанова», я согласился. Скорее всего, премьера полной версии будет в подвальчике «Ёшкин кот». Наверняка будет живое музыкальное сопровождение. Больше ничего сказать не могу. Надеемся, к концу года разродимся какой-никакой премьерой.

— Что еще в планах, кроме «Василия Розанова»? Сборники, поклонники, признание? Поиск себя в других литературных жанрах?

— Не люблю строить планы на будущее. Стараюсь жить здесь и сейчас. Но, конечно, надеюсь, что в ближайшие лет 10 я ещё смогу писать. Жизни себе без этого не представляю, если честно. Прозу пробовал писать, кому-то нравилось. Но это из меня выходит гораздо реже, чем стихи.

 

P.S. Это интервью было записано со слов поэта весной 2013 года. Хранится, честно признаться, больше для истории. Но! Мы обещаем обновить его, устроив поэту еще одну пытку. А эти ответы ему и самому, пожалуй, интересно было бы перечитать и сравнить себя прошлого с собой нынешним. 

Анна Киселева, Катерина Карпенко

 

О сборнике стихов «Нулевая серия»

Фото — со страницы  Полины Исландии в ВКонтакте

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

семь + 9 =