Льюис Кэрролл

Льюис Кэрролл – загадка о вороне и письменном столе

Если сейчас любому школьнику задать вопрос «Кто такой Льюис Кэрролл?», он наверняка ответит лишь, что это автор «Алисы в Стране чудес» и «Алисы в Зазеркалье». Увы, но не только ему, а даже мудрым филологам и людям, посвятившим себя науке под названием кэрролловедение (а есть и такая), было бы очень непросто дать полноценный ответ на этот вопрос. Великий писатель XIX века оставил после себя множество тайн не только в своих произведениях, но и в жизни.

Ну, во-первых, Льюис Кэрролл вовсе не Льюис Кэрролл! Поклонникам Алисы нечего опасаться: это не женщина и не коллектив авторов. Имя и фамилия писателя – всего лишь анаграмма, хитрое смешение букв, которое придумал для себя Чарльз Доджсон. Да, так его зовут, позвольте познакомить! Вот тот, кто написал самую странную сказку всех времен и народов. Продолжим плавание по его жизни? Да? Ну что же, за последствия автор не ручается.

Родился он…Впрочем, зачем забивать себе голову ненужными циферками? Всего лишь первая половина девятнадцатого века – вот и все, что можно запомнить. Родиной его стала деревушка Дербери. Ничего знакомого, казалось бы, если не принять во внимание, что находится она в графстве Чешир. Уже более узнаваемое название, не правда ли? Будущему сказочнику выпала нелегкая судьба быть старшим сыном приходского священника и вечной нянькой своим младшим братьям и сестрам. Немудрено, что ему всю жизнь приписывали инфантильность.
Но нипочем невозможно догадаться, что было любимым увлечением маленького мальчика. Салки? Или, может, рыбалка? Нет! Он делал собственный кукольный театр. Домашний, конечно, но с широким репертуаром, большим количеством технологий, благодаря которым подымался занавес и менялись декорации, и кучей бумажных актеров. Пьесы для своего театра маленький Чарльз писал самостоятельно. Постановки во взрослых театра завораживали подросшего драматурга, в особенности великий Шекспир, от слов героев которого на глаза Чарльза наворачивались слезы.

Льюис Кэрролл

К сожалению, красотой юного драматурга природа обделила. Уже в подростковом возрасте у него наблюдалась масса недостатков. Лицо юноши было ассиметрично – один глаз был расположен заметно выше другого, уголки рта смотрели в разные стороны. Более того, он был левшой. Казалось бы, что такого? Но это сейчас нормально, а тогда бедняге пришлось переучивать себя писать другой рукой (кстати говоря, у левшей лучше развито воображение). Родовая травма сделала Доджсона (пока следует называть его так, до Льюиса Кэрролла еще далеко) глухим на одно ухо. Но самое жуткое (то, что отравит всю жизнь будущего писателя) – ужаснейшее за-за-за-за-за-заикание. Что могло, казалось бы, выйти из такого человека, которого природа будто бы неумело вылепила из того, что было? Однако ж человечество что было, то и полюбило.

Но взамен блестящей внешности природа дала талант к учебе. Известный колледж Крайст-Чёрч при Оксфорде (который, кстати, юноша закончил с отличием), дал ему выбор: уйти или остаться и стать профессором, что автоматически дает сан священника, о котором грезит его папенька. Но есть много «но»: во-первых, это означает обет безбрачия и пожизненную девственность (брр!). Это еще не самое страшное. Самое ужасное для человека, всей душой обожающего театр и все, что с ним связано – полнейший отказ от этого занятия и вообще от любой творческой деятельности.

Бум! Порывы рисовать, писать, словом, хоть как-то выплескивать свои фантазии на бумагу переполняют юного профессора, грозя буквально взорвать его изнутри. Единственный вид, похожий на творчество, который дает возможность хоть как-то выливать из переполнившегося фонтана идеи, — письма. И таких будет много (перейду на скучные цифры, ибо только они позволяют оценить масштаб его таланта) – целых 103 721 письмо! И это были не короткие послания, как сейчас по мейлам, а полноценные, в несколько листов, подробные и содержательные рассказы. Сохранилась из них лишь тысяча.

Однако же, это оказалась не равная замена, и профессор математики (да-да, будущий писатель был именно математиком) за огромные по своим временам деньги приобрёл фотоаппарат. Дагерротипов  (именно так называли фотографии тех дремучих времен) было ничуть не меньше, нежели писем. Странно, но строгие правила не запрещали фотосъёмку. Кроме того, в викторианской Англии с ее строгими моральными правилами Доджсону можно было беспрепятственно общаться и дружить лишь с девочками, не достигшими 14-летнего возраста (только не подумайте ничего пошлого). Они также были запечатлены на фотографиях.

Льис Кэрролл

Итак, вот он – профессор колледжа Крайст-Чёрч, вечно в черном, монотонно читающий лекции, нелюдим и несмеяна. Человек в футляре из известного рассказа Чехова – такие рождаются ассоциации. «Где же Льюис Кэрролл?»  — напрашивается вопрос. Спокойно, скоро он родится.

Своим появлением и псевдоним писателя, и его самые известные книги обязаны маленькой девочке Алисе Лиддл, дочери нового декана Крайст-Черча. Профессор дружил не только с ним, но и с его тремя дочками. Он показывал им фокусы, играл в математические парадоксы, переделывал стишки и песенки – словом, развлекал как мог. И вот однажды на лодочной прогулке все три сестрички потребовали сказку, и чтобы в ней было побольше глупостей, абсурда и парадоксов. Уже понимаете, к чему это ведет? Да-да, вот и родились и Льюис Кэрролл, и Алиса, и белый кролик, и мартовский заяц, и шляпник, и Чеширский кот. Младшая девочка, Алиса, попросила записать историю. Конечно, Кэрролл – ибо теперь это он – выполнит просьбу своей музы. Он даже хотел жениться на ней в будущем, да маменька отказала.

Льюис Кэрролл и Алиса

Льюис Кэрролл и Алиса Лиддл

Но не только сказки про Алису принадлежат перу знаменитого сказочника. Например, у него есть жуткая, странная и страшная поэма «Охота на Снарка». Удивителен в ней даже не сюжет, а ее идея, столь близкая к современным, типа «Доктора Джекилла и мистера Хайта». Итак, существует некий Снарк. Что это, никто не знает, но есть пять его признаков, не менее абсурдных, чем все произведение. Можно, почти поймав его, натолкнуться на его альтер эго – страшного Будшума, который отправит незадачливого охотника в небытие. Бедного автора из-за этой сказки обвиняли в двуличии и подозревали, что он то ли серийный убийца, то ли ведет двойную жизнь, с одной стороны которой он профессор и друг детей, с другой – кутила и развратник.

С сорока лет писателя начинают донимать головные боли (видимо, что-то внутри все же взорвалось). Врач прописывает ему лаутанум – слабый раствор опиума. Но даже он вызывает привыкание. К тому же, наркотик придает Кэрроллу уверенности в себе, что отменяет заикание. Среди кэрролловедов найдется теория о появлении сказок про Алису в Зазеркалье под действием опиума. Видения, мол, его посещали и переходили на бумагу. Что об этом думать – личное дело каждого.

Льюис Кэрролл

Но главная загадка была раскрыта после смерти писателя. Дело в том, что ближе к середине прошлого века была найдена папка писем с припиской «В случае моей смерти уничтожить не вскрывая». Увы, но потомки остались глухи к посланию автора и раскрыли последнюю завесу тайны. Что же они там обнаружили? Это были более чем смелые, как сейчас бы сказали, эротические фотографии маленьких девочек. Законы девятнадцатого века  позволяли это. Но после прихода в начале двадцатого века в психологию Фрейда, чудовищно опошлившего все то, что ранее считалось цивильным и вполне себе целомудренным, и обнаружения писем, кэрролловеды стали иначе смотреть на личность автора, проводя определенного рода ассоциации, например, насчет кроличьей норы (если вспомнить все неприличное, что связано с кроликами, все становится понятно). Более того, невинную дружбу Льюиса с маленькими девочками превратили в педофилию, выдвигалась даже версия того, что он и есть ужасный Джек-Потрошитель…

Льис Кэрролл

Но все же весь мир благодарен великому писателю за его абсурдные, забавные сказки, не сходящие с экранов кинотеатров вот уже почти сто лет. Так что же, из-за всех этих ужасающих версий отправить его на инквизиторский костер? Или же оставить, предпочтя сладкий миф о чудаке-профессоре, дружащем с девочками? Не знаю, как вы, а я предпочту второе. Иногда правду лучше не знать. Да, и кстати, вы не знаете, что общего между вороном и письменным столом?

 

Анна Киселева

PS Еще парочка очень интересных фактов о Льисе Кэрролле тут.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

два × четыре =