Книги, от которых срывает башню, или Пост обожания Чака Паланика

— Никогда не читай эти книги. Слышишь? Никогда! – внушал мне мой друг, видавший виды книгочей. – Ты девочка нежная, твое неокрепшее сознание никогда не справится с Палаником!  Не вздумай ничего читать!

О, да стоит ли говорить вам, как сладок запретный плод? Я влюбилась в Паланика с первой книги.

С самой попсово-популярной. С «Бойцовского клуба». Дальше все как в тумане. Вы знаете это чувство? Чувство книжного запоя. Когда хочешь еще и не можешь остановиться? Ты с жадностью припадаешь к горлышку к книге и читаешь одну за одной, одну за одной… После «Бойцовского клуба» была «Колыбельная» (великолепнейшая вещь!), потом «Удушье», затем «Снафф», «Пигмей», «Невидимки» (о, за эту я дала бы «Нобелевку»), «До самых кончиков», «Дневник»…

Безукоризненный неповторимый слог (переводчикам, кстати, тоже нужно отдать должное), необычные истории (такого неординарного рассказчика я давненько не встречала), неисчерпаемая фантазия, нетривиальные герои – порно-звезды, художники, засланные камикадзе, сексоголики, изобретатели…

Чак Паланик

Пугает то, что в каждом романе в той или иной степени тем или иным способом герои пытаются уничтожить мир, уничтожить за что-то или просто так, уничтожить весь или какую-то его часть… Есть колыбельная, услышишь ее – умрешь. Есть немного взрывчатки для потребителей, живущих исключительно ради денег и наживы. Есть художница, призванная «освободить» чудесный Остров от «летних» людей. Есть сумасшедший гений, поработивший мир секс-игрушками. О, вы будете без ума от этих маргиналов. Это не просто уставшие жить. Не просто нытики и меланхолики. Каждый из них в той или иной степени живет в каждом из нас – мучающихся в попытках обрести долгожданное счастье, пытающихся что-то изменить, уставших от мира, желающих  взорвать эту Землю к чертовой матери.

Поражает то, как Паланик оперирует реальными фактами, нужными для его истории, – то он с точностью доктора описывает анатомические особенности человека, то как искусный художник перечисляет тончайшие оттенки красок и способы их изготовления, то, играя роль истинного искусствоведа, рассказывает неизвестные истории всемирно известных творцов, то приоткрывает завесу тайн из жизни голливудских звезд, которым приходилось идти на жертвы ради искусства… И ты веришь ему, ты не сомневаешься в истинности этих фактов, как и в правдивости рассказываемой истории. Да-да, и этого реальнее (и еще ужаснее) становится и фантасмагория, в которую эти факты так ненавязчиво и умело вплетены. О, Паланик сумеет влезть в твою голову. И сумеет взорвать ее изнутри точно так же, как проделывает это с миром в каждой из своих книг.

 
Хочу книгу Чака Паланика

Катерина Карпенко

Добавить комментарий

2 × 4 =