Стихи Анастасии Калининой

Руно
Белое пятно на карте
Не завидуй, не бери чужое
Осеннюю хандру мы пережили
Перестань делать вид, что запала
На крюк веского слова повесить свои желания
Космическое плавание
Лес у нас сейчас полон звездчатки
Рецепты для демиурга
Город внутри
Страницы
Феникс моей души
Влюблена я…
В Париже дождь…
Ведьма

Руно

Очень хочу выдохнуть и забыть

все тексты, слова и знаки.

Вот бы унять эту тупую прыть

уставшей, глухой собаки.

И чтобы под ложечкой вдруг перестало ныть,

как после пустой, бесполезной драки.

Из клетки грудной, если умело вскрыть,

не вырывался бы вой Табаки.

Только руно — тонкая света нить,

соткать полотно рубахи,

Которую ты будешь потом носить

и позабудешь страхи.

***

Белое пятно на карте

С удовольствием куплю белое пятно на карте,

Чуть ещё поднакоплю и билет возьму в плацкарте

С нижней полкой у окна.

В путешествие возьму много книг в обложках старых

Про драконов и сурьму для принцесс, что на ситарах

В ночь сплетают сети сна.

Про героев, что бесстрашно вновь пошли искать ответа

И дойдут до чёрной башни по дороге в четверть лета,

Раскалённой докрасна.

А потом на утлой лодке, покорив синь акваторий,

Доверяясь лишь наводке, среди сотен тех историй

Подниму свою со дна.

***

Не завидуй, не бери чужое,

что тебя дождётся — то твоё.

Только лишь в терпении, в покое

кроется всецело забытьё.

Не сдавайся, не копи обиды —

ни к чему пустая шелуха;

взору открываются здесь виды,

лишь когда осыплется труха.

Наблюдай, молчи, учись у ветра.

Был свободен каждый, кто желал

распознать внутри глубины спектра,

Окунуться в свой потенциал.

Раскрывайся. И не строй границы —

разум чист, присутствует во всём.

Только так есть выход из темницы,

что привычной жизнью мы зовём.

***

Осеннюю хандру мы пережили,

И межсезонье близится к концу,

А значит, мы с тобою заслужили

Из трепетных снежинок по венцу.

Но тают, до земли не долетая,

Едва коснувшись в вальсе рукава,

И магия, казалось бы, простая,

Уже не будет больше такова…

О, страшное, должно быть, приключенье —

Лететь куда-то с белых облаков!

А ты смеешься, ешь своё печенье

Имбирное с прослойкой из слогов.

Жонглируешь заетыми словами —

Тебе погода шарма придаёт,

А где-то там, у нас над головами,

Снег начинает первый свой полет.

***

Перестань делать вид, что запала

хватит на большее, чем обещание.

Клавиша, видишь, внутрь запала,

Нет, не виню, просто так — замечание.

Поезд отходит сейчас от вокзала —

внутриутробное слышно урчание —

Посреди вовсе не тронного зала

нам неизбежно немое прощание.

Все, что хотела сказать — опоздала,

всякое слово теперь — обреченное

Вырвано будь из контекста, скандала…

неинтересное, мертворожденное.

***

На крюк веского слова повесить свои желания,

Позабыть на мгновение зуд всех сердечных жил,

Безразлично послать эти частности и расстояния

И раздать меру каждому – кто и чего заслужил.

Стать смиренной и кроткой, не спорить и не противиться;

В синь чернил обратиться, в пробелы, что между строк.

Но душе не прикажешь, с судьбою она не мирится –

Рвется из дому прочь через клятый седьмой позвонок.

***

Космическое плавание

Компас штрихами на дне тарелки,

Снежная каша лежит над ним.

Тихо щекочут цветные стрелки

Времени волны багром седым.

Рыб цеппелины свивают стаи

Под монограммой сердечных льдин.

Космос — материя непростая,

Не исчерпать в ней морских глубин.

***

Лес у нас сейчас полон звездчатки:

Распускается щедро и нежно, Будто ветреных чувств отпечатки

По шелкам расплескались небрежно.

Там, где в утреннем сумраке мягком

Изумрудный ковёр запорошен,

Дремлет фея в костюмчике ярком С ожерельем росистых горошин.

***

Рецепты для демиурга

В местном аду идёт хлопковый снег –

Белые мушки кружатся над ухом,

Вниз по привычке ставлю хэштег

#У_ангелов_линь_тополиным_пухом.

В ткацком станке обстоятельств челнок

Бьётся сердечно о рамки крайностей…

Бирку на нить. Новой жизни клубок –

#Чертова_Дюжина_Из_Случайностей.

Вечный хэндмэйд без повторов, на глаз;

Магéйя и точность как у хирурга.

Почтой России отправлен заказ:

#Скрижали_рецептов_для_демиурга.

***

Город внутри

Случаются такие дни, когда

И сотни тысяч фей бывает мало,

Чтоб удержать от краха города

Из хрупкого сердечного металла.

Мгновенно осыпаются золой

Недвижимые стены бастиона,

По коридорам мчится ветер злой,

Свивает серебро пыльцы у трона…

Но пустотело, хрипло засвистит

Надтреснутая, старческая дудка,

А музыкант, как будто тихо спит,

Должно быть, он давно лишён рассудка,

Раз не бежит от участи. Слепой

Смиренно смотрит прямо в сердце шторма,

И льётся в душу музыки покой,

А в Мир навек утраченная форма.

***

Страницы

Кипящие ноты в лужах… Зефирные облака

Молочным туманом кружев застелят все с потолка,

И сумрак в цвета сирени оденет заставку дня,

Как будто вуаль от тени раскинет вокруг меня.

Привычные краски блекнут, теряясь среди страниц,

В дорожках дождя на стеклах и пятнах размытых лиц.

Другие обряды, страны, характеры, города…

С собой увлекают странно – однажды и навсегда.

***

Феникс моей души

Весь мир в ночи – огромные подмостки;

Луна – фонарь над сценою в тиши,

А замершие улиц перекрестки –

Лишь ниточки застывшие души.

В зеркальном мире, спящая отныне,

Она блуждает тихо, не спеша,

Как будто по неведомой пустыне

На высоте седьмого этажа.

И видятся ей в облачном эфире:

Чужие верфи, карты, города…

Твои глаза, что океанов шире

И глубже, чем ночная темнота.

***

Влюблена я…

Влюблена я без права забвения

И опять заварю твои сны

В васильковой лагуне видения

Под покровом жемчужной луны.

Изумрудный там вереск полощется,

Там полынью задобренный мед,

И звенит переливами рощица,

Лунь прозрачная в лодке плывет.

Ты такой не чужой и не брошенный

В полутемной пучине ночи

Видишь звезды как снежное крошево

В лунном свете огарка свечи.

***

В Париже дождь…

В Париже дождь и не доходят sms,

Шумит стена из серебристых ниток…

А где-то на Олимпе вновь воскрес

Сын Зевса и царицы стигониток1.

Аид был в ужасе, Фемида вне себя.

Стикс пенился и Тартар бесновался…

В Париже дождь с приветом от тебя

В ночи под аркой снов моих скрывался.

А ты, судьбы насмешкой полубог,

Опять шагнул в отцовские чертоги.

В Париже дождь, и город весь промок

От злости, что испытывали боги.

Низвергнутый когда-то ты возник

Среди людской толпы неосторожной,

И так же капал дождь за воротник –

В Париже по-другому быть не может.

В Париже дождь. Я жду и помню миг,

Когда сверкнула искра между нами.

Богам порой полезно быть людьми,

Вот только людям не бывать богами.

***

Ведьма

Ни кареты, ни тыквы, ни зелий в остывшей печи;

В пожелтевшем лесу старый филин устало молчит.

А луна, раздробленная сетью дрожащих ветвей,

Ждет возможности ссыпаться вниз и уснуть поскорей.

Закружится над вязью дорог рой болотных огней,

Тот, что самых далеких из звезд во Вселенной древней.

Вьется тонкая нить из предчувствия. С веретена

В реку судеб ручьем серебристым стремится она.

Сны окутали мхом валуны – колдовской приворот.

У чащобы глаза зелены, словно топи болот.

На паучьей развилке, где ночь стерегут крылья сов,

Повстречаются снова рассвет и владычица слов.

Добавить комментарий

5 × четыре =