Стихи Светланы Лавренковой

Подборка стихов Светланы Лавренковой


Из сборника «Карнавал дураков», 2010 год.

Стихи Светланы Лавренковой


***

Я лиру посвятила
уроду одному,
которого любила,
как верная Му-Му.
Извёл меня молчаньем
и не сказал :»Люблю».
Я не спала ночами,
да и сейчас не сплю.
Не гаснет свет в квартире,
где, о любви моля,
я все бренчу на лире :
«Траля-ля-ля-ля-ля…»


ЛЮБОВЬ И КАРТОШКА

В.Ф.

Вроде бы, расстались по-хорошему, только злоба выела нутро…
Буду я огромные картошины,
Как гранаты, складывать в ведро.
За зиму картошки стало мало,
За зиму картошка проросла…
Раньше я себя не понимала.
Я себя сегодня поняла:
Я напрасно душу открываю,
Нужно быть с мужчиной начеку.
Корень у картошки отрываю –
Дёргаю гранату за чеку.


Памяти И.Ф.

Любовь прошла едва ли,
хотя года прошли.
Там, где мы бухали –
Розы расцвели.
Раскурю вонючую сигару.
(Все равно сегодня не заснуть.)
И слабают ангелы «Шизгару»,
Чтоб тебя хоть как-то помянуть.


ПИСЬМО

Это письмо, возможно, из небытия.
Я не знаю – когда. Я не ведаю ходом событий.
Снег сошел, как старая кожа после мытья.
Спичка вниз головою летит в пустоту,
Сходство образа мыслей заметно по лицам
тех, кто вместе со мною стоит на мосту,
как коллективный памятник самоубийцам.
Если пойти домой, закрыть на засов
Дверь и лечь на прогнившую раскладушку,
Слышно, как вращает Эон колесо.
Словно ушанку, натягиваю подушку
И отправляюсь в Город, который зарос
Длинными домами неравномерно.
Там с собакой, похожей на паровоз,
Ты гуляешь по улице Коминтерна.
Шлёпаю за вами, боясь подойти,
До остановки, пока не закончатся здания.
Я не сказала : «Здравствуй». За это прости.
Не удивляйся письму. Это все. До свидания.


***

Студень осенний – скушен и туп.
День разлагается, словно труп.
Небо на удивление низко.
Завтрак прелестный – кофе с редиской.
Возле помойки валяется крысина.
А у деревьев наметилась лысина.
И у дороги облезла обочина.
Старая кошка опять озабочена,
Смотрит в глаза с небывалой тоской:
Отдаться кому иль уйти на покой?
Около зеркала долго стою/ –
Как понимаю я кошку мою!
Вновь по бумаге волнистые линии,
Но и слова – какие-то синие…


ФИЗИК И ФИЛОЛОГИНЯ

Физик и филологиня повстречались у кафе.
Он – дурак, она – богиня.
Оба были подшофе.
Ницше, Бродский, Заболоцкий,
Шиллер, Миллер, По , Ли Бо…
Напряженье, притяженье…
И… не вышло ничего!
Вакха грозная врагиня
В виде девушки-мента
Физика с филологиней
разлучила навсегда.


***

К тебе бегу
и в дождь и в пургу.
«Жить, – говорю, – без тебя не могу!»
Ты мне в ответ киваешь :»Угу».
Это и есть – счастье.


***

Я прошу тебя, не загораживай
Мне на улицу вид из окна.
Вышло солнце в спецухе оранжевой,
И проснулась родная страна.
Я её, как ты грудь не выпячивай,
Как ни спорь ты об этом со мной,
Представляю собакой бродячею,
исхудавшей собакой больной,
что ревёт под окошком отчаянно,
получая под зад ногой,
что плетётся, такая печальная,
от одной помойки – к другой.


N.

Осень – это карнавал дураков.
Выпил, умер и «привет» – будь таков.
Глупо песен не писать о любви.
Глупо в душу криво ссать. Позови,
Я трусцой прибегу под окно.
Всё – корявые слова мимо строк.
Я хочу с тобой быть. Вышел срок.
Бабка солит огурцы на пять лет.
Стала тощая она, как скелет.
Умираю без твоих серых глаз.
Кто-то молится, ты слышишь, и за нас
Осень – это два ларька и окно.
Я ложусь печальной рыбой на дно.
Осень– это две перчатки и трость.
И гремит мой кошелёк, словно кость.


***

Черной тучей обида нависла.
Холод лапы суёт под пальто.
Я не вижу особого смысла
Прощенья просить ни  за что.
И куда мне с моею тоской?
Барабанит по черепу дождь.
Тычет в небо огромной рукою
Голубями обгаженный вождь…


***

И она ему сказала : «Фак ю!»–
И взмахнула медленно рукой.
Он успел подумать только: «Так её,
К матери давай катись такой!
Тощая и глупая блондинка,
Тоже мне, подумаешь, «гламур»…
Гуляй себе, рабочая скотинка! »
Господи, спаси его от дурр!
Я приду, присяду оробело,
Мысленно возьму и обойму.
Мама, я, наверно, ох…ла…
Я влюбилась что ли, не пойму.
Сяду в недобитую маршрутку,
заплатив его двенадцать рэ,
обниму сиденье, как мишутку,
пальцы раскорячив на баре.
И взлетит раздолбанная тачка.
(Лучше бы домой пешком идти.)
Мы поедем лихо, враскорячку,
Ровненько по млечному пути.


Из сборника «Стихи не про меня» 2005 год.

 


***

I

В прошлой жизни, несомненно,
Я мальчишкою была.
Я гуляла по аллеям
Темным Царского села.
К нам поэты приезжали:
Вот он – я, стою в строю.
Увидал меня Державин,
Сплюнул в сторону мою.

II

От разговоров телефонных
Давно гудит башка моя.
Бегу к друзьям, а если оных
Нет дома, то гуляю я.
Звонят, звонят с утра до ночи.
Совсем замучили отца:
– А где скажите, ваша дочка?
– Ушла «глаголом жечь сердца…»


***

Обхожу  у дома лужу,
со мной под руку – брюнет.
Я не изменяю мужу,
Потому что мужа…нет.
В люстре лампа еле светит.
Распахну во двор окно.
Я свободна, словно ветер,
С кем хочу, с тем пью вино.
Завтра внось обходим лужу.
Со мной под руку – другой.
Я скажу чужому мужу:
«До свиданья, дорогой ».
Нацепив листок осенний
на свой тоненький каблук,
я пойду с утра в бассейн,
вдруг найдется новый друг.


***

Над головою танцуют жуки.
Облако тает, как сладкая вата.
Сфотографируй меня у реки –
В розовом платье на фоне заката.
Медленно лодка скользит по воде.
У берега рву камыши для букета.
Я не видала такого нигде
Алого солнца и жаркого лета.
Осенью вспомню я теплые дни.
Надену вновь крупные красные бусы.
Лягут около шеи они,
Словно следы комариных укусов.
Я сожму свои бусы в руке.
Шалью укрою открытые плечи.
И закружатся листья в тоске,
Как те жуки над рекой в этот вечер.


***

Я со страхом подхожу
к зеркалу в прихожей
и внимательно гляжу:
чья это там рожа?
Нос торчком. Из-за бровей
Глаз почти не видно.
Я на свете всех милей,
Это ж очевидно.
Сяду я на табурет,
Чтобы не свалиться,
Мне ж сегодня тридцать лет…
Неужели – тридцать?
Я бутылочку куплю
С этикеткой красной.
До чего ж я всех люблю!
Как же все прекрасно!
В зеркале лишь существо,
С толстой, кислой рожей.
С Днем рожденья и его
поздравляю тоже!


Из сборника «Всё сначала», 2002 год.

 


***

У памяти нашей
есть свойство одно:
что перемалывать –
ей всё равно,
плохое или хорошее –
все превращается в прошлое.
Не важно, из врага ли – из друга
Получится горсть муки.
Трудится мельник, туго-туго
Набивая мешки.


ОТЕЦ

Я освободилась от кляпа,
я поняла наконец:
Отец – это не папа,
Отец – это отец.
Отец – это пряжка,
квадратная, у ремня.
Отец – это рубашка,
Втрое больше меня.
Отец – это запах таёжный
От рук и от волос.
Отец – это надежней,
Чем охотничий пес.
Отец, с глазами подростка,
Зелеными как леденец.
Отец – это  так просто…
Отец – это отец.


***

Маленький крестик купила мне мама.
И завернула в платочек его.
Снова с поклоном стою возле храма.
В церкви сегодня нет никого.
Длинные свечи медленно тают,
С треском сгорая одна за другой.
Ждет у дверей голубиная стая,
словно домой собираясь со мной.
Сяду в троллейбус переполненный,
Маме скажу, что в церкви была.
Жаль, что молитву я не запомнила,
Только запомнила – колокола.


***

Разрешила.
Сказала «Да».
Ну, и дура!
Ну, и балда!
Как же ноет теперь внутри!
И спина покраснела, смотри…
Возле шеи – одни синяки,
И царапины – вдоль руки.
Ну, а если б сказала  «Нет»,
Был бы лишь от удара след.


***

Ко мне пришла тоска глухонемая,
Противная, как грязное белье.
Тебя под одеялом обнимая,
Я чувствую дыхание её.
Ты на тахте лежишь с улыбкой ложной.
Твой взгляд не выражает ничего.
Но все же тайно, в темноте тревожной,
Позволь коснуться тела твоего.


***

Любовь пришла
в чужих трусах,
и в тапочках – чужих.
В каких-то маленьких трусах.
ТАМ не было больших.
Любовь пришла!
Ко мне пришла!
Пришла ко мне любовь!
Четыре ночи побыла.
И отвалила вновь…


…III

Одна из основных проблем
Мне не даёт молчать:
Как нынче женщин от мужчин,
Скажите, отличать?
Кто там с сигарою в руке
Под небом голубым?
В потертых джинсах и в платке.
Он может быть любым…
А мой товарищ говорит:
«Ну, знаешь, ты даешь!»
А мой товарищ говорит:
«От жизни отстаешь!»
Одна из основных проблем
Решена уже:
Мужчина входит там, где «М»,
А женщина – где «Ж».


***

Вот обидно, я – как все…
Воздух глотаю в нормальных дозах,
Езжу в троллейбусах в разных позах.
Или по лужам хожу весной,
если забуду проездной .
И не хожу босиком по росе.
Вот обидно, я – как все.


САДИСТСКИЕ СТИШКИ

Однажды к старушке пришел Родион.
Тут же и вырубил бабушку он.
В окошко смотрел Карамазов-отец.
Все знают, какой у романа конец.
Шла Катерина по берегу Волги.
Радостным путь её был. И недолгим

…………

Павка Корчагин залез на коня.
И у коня отвалилась фигня.
Олег Кошевой потерял автомат.
Долго фашисты слушали мат.
Мересьев протезы надеть позабыл.
Хорошим Алеша летчиком был.

Интервью со Светланой Лавренковой

Материал с сайта молодежной литературной газеты «NeoЛит»

One comment

  1. Ух ты! Удивительное сочетание любви к жизни, самоиронии и таланта! Браво, Светлана. Спасибо за чудное время, проведенное за чтением Ваших стихотворений!

    Ответить

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

3 − 1 =