Татьяна Клокова

Подборка стихов Татьяны Клоковой

я к тебе давно охладела…

Держи осанку, мой извечный друг…

за окном веселилась метелица…

будь что угодно…

я огляделся…

Лишь бы молодость не закончилась…

Ромашковое лето, мячик и ладошки…

«Катись, колесо»

За деревом расплылся силуэт…

воет ветер, вьются тучи…

Опыстылело дышать пылью мне…

40 минут на троллейбусе как 40 дней…

«Черные тюльпаны»


***

я к тебе давно охладела,
но ты, кажется, этому рад.
мы шагаем по робеспьера.
возле тюрем висит ленинград.

что с того, что нам юг роднее.
здесь, который уж год подряд,
за плечами летит психея.
и ты, кажется, этому рад.

руки скрещены, губы зажаты.
спрячь лицо от холодной невы.
здесь бродили поэты крылаты.
только жаль, что поэты — не мы.


***

Держи осанку, мой извечный друг.
И подходя к железному станку,
производящему из года в год
по пуле на одно лицо,
застынь, как звезды,
что вцепились в небосвод.

Держи осанку, друг.
Не всё ль равно,
где будем мы, когда ударят в лоб
все пули, уготованные снам.
Кто разливал вино
и те, кто его пил —
по разным временам
стоят среди могил.

Держи осанку, друг.
Чеканят пули снам.
И заколдован круг.

Но что с того,
что колокол —
по нам.


***

за окном веселилась метелица.
отражалось луной наше бра.
мы с тобою сидели на лестнице.
я курила. ты врал мне, что прав.

в опустевшей и загнанной комнате
стол качался и думал упасть.
оттого ли, что кто-то инкогнито
вместо губки и трости сдал масть,

или всё оттого, что за годы
не нашлось молотка и гвоздей,
а ты резал на нём бутерброды
для непрошеных нами гостей.

и куда-то стремительно катится
эта жизнь, что вот-вот за порог.
ничего здесь от нас не останется.
даже этих запутанных строк.

Татьяна Клокова


***

будь что угодно.
коридор ли, зал ли.
секундной стрелкой
вкруг стойки барной
пронзает шпилем
тоску каблук.

будь кем угодно,
а лучше — проще.
святой ли водою
ты вечно сморщен
над каруселью
изящных дум.

будь что угодно.
пройдет — не бывало.
чья-то походка
выйдет из бара.
рискнет оглянуться,
но ты уже тут.


***

я огляделся.
что не так и что не то?
горячий чай, кот в кресле.
дом.
закутал душу в старое пальто
и вынес вон.

я огляделся.
что не то и что не так?
запястье на запястье. лето.
парк.

_поджег и кинул душу
в бензобак.


***

Лишь бы молодость не закончилась,
А она закончится. В 27.
Было столько тоски и горечи.
И еще больше — рук и стен.

Что ты бродишь как призрак Данте
По общажным вторым кругам.
Проще всех хрусталей в серванте
День обычный стоял. А вам —

Вам ходить бы в далекие дали,
Жечь глаголом сердца людей,
Возвышаться на пьедестале…

Мне бы стены. Холодных стен.
Не дойдя пять лет до седьмого,
Я сверну туда в 27.


***

Ромашковое лето, мячик и ладошки.
Летит льняное платьице в горошек
И падает в траву.
Я спряталась, я в домике, найдите-ка,
Догоните? Эй, мама, папа, бу —
Ловите налету.
А если было можно бы, то я бы,
знайте вот, купила всем морожено
рожок и эскимо.

Летит льняное платьице в прекрасное ничто.
Так сколько тебе годиков? Не скажешь ни за что.
Попробуй сосчитай.
И лето не ромашково, и мячик не в реке,
И не подходит платьице. А что у вас в руке?
А ну-ка покажи.
Кому сказать я в домике, а домика и нет.
Сидит на кухне девочка.
Подайте сигарет.


***

«Катись, колесо»

Катись, колесо. Катись, покуда
Не врежешься в май.
Я сам колесо, пришедший оттуда,
где знают слова «привет» и «прощай».
Пусть первое легче, отсюда — добрее.
Второе упрямей и, видимо, злей.
Я клеил словами бумажного змея,
Играй и держись как можно бодрей.
Я клеил и клеил глупейших из женщин
Под теплое пиво и сухари.
Рассказывал им небывалые вещи.
Я говорил, говорил, говорил.
И где-то в четвертом, пусть пятом,
абзаце сам верил, что было.
Потом забывал. Так где ты живешь?
На третьем, десятом? Как имя?
Скажи хоть инициал.


***

За деревом расплылся силуэт.
Я Вас любил, быть может, но не боле.

Оставив музу, на поднос — обед.
И сядет рядом грузчик дядя Коля.

«Я говорил Петровичу, а он…
Да ну их нах, пусть сами разгребают».

За силуэтом расплывался дом.

«…за пять червонцев. Бля, не доливают».

И валит, валит дым фабричных труб.
И тонет, тонет в этой бездне дом.
Что Вы искали там, где Вас не ждут?

«Но дело, согласись, дядь Коль, в другом».


***

воет ветер, вьются тучи.
в креслах сломанных машин
мы хотели в славном фьюче
не вдыхать густой бензин.
едем-едем в чистом поле
с черным сердцем на руле.
мы хотели то ли, то ли —
то ли это, то ли не.
бесконечны, безобразны,
помечтаем что есть сил.
мы хотели бы пространства,
где предложат без спросил.
сколько нас? куда нас гонят?
рой за роем мчимся вдаль.
никого здесь не хоронят.
так откуда же печаль?


***

Опыстылело дышать пылью мне
за воротами — не откроются.
Стол накрыли ли за могилами?
Подними бокал и накроются,
и раскрошатся, и расплачутся
прежних лет слова. И молитвами
не спасешься. И не расплатятся
все, кто делал вид — я любил тебя.
Я хочу сказать, я уже вдохнул,
что без дураков и без пошлостей.
Я любил вас всех. Только вот заснул.
И я рад тому — всё закончилось.


***

40 минут на троллейбусе как 40 дней.
Видишь пункт А? Желтый офис — моя работа.
Я ухмыляюсь, когда выхожу из дверей.
И прикрываюсь за дымом внешней литотой.

Нет, не рябины, не вишен горят фонари.
Они по-голландски ясны, по-простому одеты.
Бредешь к остановке как мадам Бовари
К Леону, Рудольфу. В общем, песенка спета.

40 минут на троллейбусе как 40 дней.
Видеть бы этот пункт Б, что считается домом.
Я ухмыляюсь, когда открывается дверь.
Вот остановка, но нет никого из знакомых.


«Черные тюльпаны»

я знаю точно — это будет в мае,
когда цветов дурманящий закат
вдохну, нет, не играя, а внимая
тому, что было 19 лет назад.

я знаю точно — мне не быть поэтом.
я знаю точно — мне не быть, не быть.
что ж, не дожить до лета, до рассвета.
что ж, не дожить до 27-ми.

совсем немного не дожить, но это
уже не будет важно потому,
что и в начале я не видел света,
что и в начале падал я во тьму.

еще пять лет дай боже продержаться
на виски с колой и святой воде.
какого черта должен здесь таскаться
еще пять лет по выжженной земле.

вульгарно в 22, не в этом дело.
не хватит сил закинуть на балкон
петлю, которая уже слетела
и говорит: нет, не окончен кон.

какого черта мне не 27.
и за окном гремят морозом зимы.
я вынесу еще немного дней. пока
несите черные тюльпаны мимо.

4 comments

  1. Ничего не смыслю в поэзии. Потому чем проще и ближе — то моё. «я к тебе давно охладела…» — здесь это «моё», спасибо 🙂

    Ответить

  2. Танюша, спасибо за чудо-стихи! Прекрасные, живые, необычные. Удивительно! Ваше поколение не безнадежно. Верю в это.

    Ответить

  3. Хотелось бы верить, что хоть какие-то благотворные надежды мы несем. Спасибо Вам!

    Ответить

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

1 + три =