Книга Полины Исландии

В нулевом мире

Книги нулевой серии – первый опыт издания для молодых поэтов. Книга Полины Исландии – почти полностью авторская. Его иллюстрация. Его аннотация. Его жемчужины-стихи, с острыми шипами наружу. И если это, как сказали издатели, «нулевка» — подготовка к первому классу, то что же будет на выпускном?

Я чувствую гораздо сильнее, чем могу писать.
Но не писать не могу.
Полина Исландия

Человек. С большой буквы. Состоящий из сплошных больших букв. С сердцем наизнанку, душой навзрыд. Весь – сплошная боль, освещающая глупый мир равнодушия и безразличия.

Эти стихи – нечто глубоко личное, вывернутое наружу, плевок миру в лицо. Без лжи, без красивых слов, без притворства и приторности. Резьба бритвами слов по сердцу. Разговор на понятном лишь автору языке.

Чтобы знать этот язык, не нужно словарей. Ему нельзя научиться. Это надо почувствовать в себе. Если стихи входят в сердце и пролетают сквозь – язык не имеет общего с языком чувств. Но если они проникают туда «как можно и нужно, глубоко», колют сердце изнутри сотнями игл, то там они останутся навек. Их не вытравить. Они не могут быть веселыми или смешными. Избивание души боксерскими перчатками слов, распятие тысячами гвоздей на кресте смысла.

nulevoi-mir1

Таких поэтов больше нет. И не было. И не будет. Мир поэзии Полины Исландии – это нечто личное, даже интимное, показанное миру, вскрытие тысячи поверхностных слоев с души. Но там, внутри, где-то за твердым панцирем бытия, есть то, что недоступно читателю. Этот мир противоречив. Он – открытость и замкнутость. Он – наполненная пустота.

Без стеснения можно сказать, что этот сборник – лучшее. Избранное, то, что встряхнет читателя, как мешок мусора, и заставит очнуться ото сна, прозреть, обрести слух, обоняние и осязание принципиально иные, чем раньше, и осознать. Что мир враждебен к человеку думающему и чувствующему. Что люди в большинстве своем равнодушны и безразличны. Что жизнь нельзя начать с понедельника, нужно видеть ее здесь и сейчас. Что бывает такая боль, «как звон стекла, разбивающегося о гранит», которую нельзя ни вылить слезами из чаши жизни, ни остановить смертью. Что жить одному среди толпы тяжелее, чем покончить собой.

Те, кому достался этот сборник – не давайте его читать. И вообще не отдавайте никому. По-настоящему хороших книг не может быть много. Они как алмазы – их мало и трудно достать. Эта книга – черный алмаз. Тем лучше. Ибо поэт «широко известный в узких кругах» намного лучше, чем вченародно-общепопулярный. Ибо «быть знаменитым некрасиво». Их не стоит даже пытаться (прости, Боже) ксерокопировать. Они остаются в сердцах и душах, в умах и головах.

Стихи-жизнь. Стихи-смерть. Одновременная ненависть и любовь к миру. Самоедение, самоугрызение и самокритика – самая едкая из всех критик. Их нельзя анализировать разумом, не нужно пытаться понять умом. Они – в квази-мире, за гранью обыденного понимания, вне простоты. Если когда-то какой-то литературовед попробует разобрать их, он сойдет с ума.

И не только он. Стихи Полины Исландии, перебаламучивающие разум, переворачивающие сознание, действительно создают помутнение рассудка. И в то же время — очищают от наносного, пустого, ненужного, прилипшего от окружающего мира. От них действительно можно немного сойти с ума. Но – в хорошем смысле.

 

Анна Киселева

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

16 + 7 =