Про иронию над офисным бытием, красоту и Новый год — интервью с создателем ШКЯ

/
1

Беседуем с создателем комиксов ШКЯ (шутки, кайф, яшперица) Евой Морозовой

— Ева, когда появился первый «уродец» и чему были посвящены первые сюжеты?

— Я затрудняюсь определить время появления первого «уродца», всю жизнь их рисовала, и они всё время деформируются. В ШКЯ первые «уродцы» были совсем не такие, как нынешние. Ну, то есть стиль рисовки меняется, а сюжеты всегда примерно одинаковые. Бытовые, с добавлением фантастической придури иногда.

— Рисовать – ваша профессия?

— Я этому не училась. Раньше это было хобби, но теперь получается, что профессия, да. Хотя для ШКЯ рисовка не так важна, как тексты.

— Что такое «яшперица»?

— Яшперица — это такой исковерканный вариант слова «ящерица» (типа как кетчуп – «кепчуг»). Мой папа использует это слово, и я почему-то думала, что все его знают, но не тут-то было. На самом деле, сначала возникла аббревиатура ШКЯ, а потом мы под неё слова подгоняли и не очень заморачивались с этим. Яшперица — просто дурацкое словечко, прямого отношения к картинкам не имеет, но мне оно нравится.

— Что не так с контент-менеджерами?

— Контент-менеджер — это символ сидячего, вялого, безрадостного труда без достойной цели. Вместо контент-менеджера, конечно, могли быть и другие профессии, он просто под руку попался.

Вам самой знакома жизнь офисного планктона?

— Знакома, иначе откуда б мне было сюжеты брать. Работала и секретарём, и переводчиком, и дизайнером. Сам офис ни в чём не виноват. Думаю, множество людей в офисах занимаются полезными делами, ну или хотя бы теми, которые им нравятся. А если ты загнил и устал, то везде плохо будет.

Я и сейчас в офисе работаю, но только уже без гнёта начальства, под собственным гнётом, так сказать: занимаюсь магазином ШКЯ на полную ставку.

Быть самой себе начальником не очень легко, но лучше, чем когда над тобой хреновый начальник.

— Как проходит ваш день?

— Я просыпаюсь не сильно рано, даже можно сказать поздно, ведь если не высплюсь, всё равно ничего делать не смогу. Потом еду в офис (или пешком иду, он недалеко) и сижу рисую до самого вечера. Ну, административная работа тоже случается. Потом еду домой, смотрим там кино какое-нибудь и спать. Так, конечно, не каждый день. Бывает, что возьмёшь и напьёшься с друзьями посреди недели.

— Есть какая-то мантра на хорошее настроение?

— Мантры никакой нет. Если плохое настроение, то и пусть будет плохое, улучшится само, когда надо будет.

— А какая вы вообще? Что любите? Что не любите?

— Ээээ…Не люблю охарактеризовывать себя, люблю не охарактеризовывать.

 — А героев?

— Для меня лирический герой ШКЯ — это обычный человек. Созерцательный, меланхоличный, иногда апатичный, иногда озорной, в зависимости от настроения.

— Но, кстати, у вас же практически всегда герои — мужчины. Почему?

— Да меня об этом всё время спрашивают. Мне как-то больше нравится рисовать жирняков мужского пола. Это гармоничнее выглядит, чем опухшая, жирная, вялая баба. Всё-таки есть разница между образом мужчины и образом женщины, как ни крути. Плюс к этому, когда вводишь женского персонажа, то как будто и тему женскую надо какую-то вводить, оправдать появление этого персонажа, а у меня таких тем обычно нет. Мужчина — это для меня персонаж по умолчанию.

— Откуда черпаете вдохновение?

Вокруг меня есть целый земной шар, полный событий, людей, книг, картинок, чего угодно, и я черпаю вдохновение оттуда. А картинки про «уродцев» просто возникают в голове в разных житейских обстоятельствах, контекстом к ним может быть офис или любое другое место.

— У вас есть какие-нибудь интересные или не очень истории возникновения каких-то конкретных картинок?

— Не очень интересных очень много! Собственно, если вы видите какой-нибудь сюжет в ШКЯ, то, скорее всего, это просто случилось со мной или с кем-то из друзей.

— Как вы себя подгоняете (ну, или музу)? Ведь надо постоянно создавать что-то новое.

— Да не очень подгонять получается, не умею торопиться и не люблю делать быстро и не очень хорошо. Не то, что бы у меня всё очень хорошо выходит, но если б тратила меньше времени, точно было бы ещё хуже. Если ничего нового в голове нет, то беру из стареньких черновиков. В этом деле если ничего не лезет, то и не выдавишь. ИЗВИНИТЕ.

— Чем вам так привлекательны толстые уродцы?

— К моим темам больше подходят толстые, чем худые. Ну, да и у меня самой аппетит хороший.

— А люди с ожирением вам не высказывали обид?

— Нет, никогда. Ни один жирняк не пострадал. И я же как бы от первого лица рисую эти картинки, всегда себя представляю на месте главного героя. Это обычно не критика в адрес кого-то, просто ирония над бытием, поэтому, надеюсь, и обиженных быть не должно.

— А что есть для вас красота?

— Когда в Академгородке зимой идёт снег.

 — Новосибирск — красивый город?

— Новосибирск? Нет! Он ужасный, я там не бываю.

 — Академгородок не относится к Новосибу?

—Не-а, Академгородок — это другая вселенная, хотя всего в 30 километрах от Новосибирска. Академгородок — это лес, институты, студенты, учёные, цветные домики и благодать, а Новосибирск — это творение дьявола. Я в нём жила несколько лет, в Новосибирске, это были тяжелые годы, зато теперь есть с чем сравнить.

— Как подготовиться к Новому году в стиле ШКЯ?

— В стиле ШКЯ — это никак не подготовиться) Ну пивка прозапас купить разве что.

 — У вас есть какие-то правила жизни?

— У меня есть только одно правило, которому я следую всегда. Съедать по килограмму зернистого творога каждый день. Если серьёзно (хотя про творог тоже серьёзно), то нет никаких волшебных лайфхаков для жизни. У меня, по крайней мере. Берёшь и живёшь, как нормальный человек, и всё нормально будет (если не будешь забывать про творог).

— Жить как нормальный человек — это как?

— К людям хорошо относиться, не выёживаться на пустом месте, не нудеть, радоваться тому, что есть, не глядеть в чужую тарелку. Как-то так, наверное. Обычная общечеловеческая мораль, десять заповедей.

 

Фото из личного архива Евы Морозовой, картинки — ШКЯ (Шутки, кайф, яшперица)

Один комментарий

Добавить комментарий

Предыдущие материалы

«Нет, Россия, не сегодня»: о заимствовании идей, унижении в юморе и переизобретении журналистики

Следующий материал

Игры, в которые играют люди: о разработке настольных игр, заработке и о том, чем плоха «Монополия»

0 0.00